Песня в песне

На плоту уплывающем стоя,
Огибая речную излуку,
Древней руны руно золотое
Перекинула я через руку.

     Суетились у пристани лодки,
     Цепи якорные рокотали,
     Под водой, как белье на веревке,
     Отраженья домов трепетали.

И плыла я и пела: "Недаром
Шар земной называется шаром;
Оттого что земля не квадратна,
Я всегда приплываю обратно".

     И речные плывущие вещи
     С никуда не плывущими вместе
     По-домашнему мне подпевали
     И других подпевать подбивали.

Пели шлюпы с цветными бортами,
Пели кольца безмолвного дыма,
Как немые, с закрытыми ртами,
Пели бревна, плывущие мимо,

     Пели волны, уключины пели,
     Но никто их, казалось, не слышал,
     И никто из темнеющей двери
     На темнеющий берег не вышел.

Только там, где река поворотом
Прилила к повороту дороги,
Тихо стал неотчетливый кто-то
На едва освещенном пороге.

     Человеком ли, дымной ветлою,
     Или ивой, чье синее знамя
     Прячет в воду концы, или мглою,
     Полной каверз, он был - я не знала.

И была ль моя песня во мраке
Пузырьком на подводной коряге,
Или звоном в ушах, или следом
Птицы в небе - он тоже не ведал.

     Но почудилось мне почему-то,
     Что расслышал он все - безупречно!
     И река загорелась - как будто
     Этот миг утвердился навечно.

И плыла я и пела: "Недаром
Шар земной называется шаром;
Оттого что земля не квадратна,
Я всегда приплываю обратно"