Плыви, плыви, кораблик!

50 лет назад вышла в свет первая книга Новеллы Матвеевой.

Она была совсем маленькой — с ладонь. Корней Иванович Чуковский, прочитав стихи Матвеевой, воскликнул: «Чудо!» И от радости стал прыгать через стул.

Из сегодняшнего далека 1961 год в русской поэзии хочется назвать годом Новеллы Матвеевой. Тогда вышла в свет ее первая книга. Тогда она написала те самые песни, что полюбились многим на всю жизнь: «Какой большой ветер!», «Окраины», «Пожарный», «Ах, как долго едем!», «Цыганка-молдаванка», «Горизонт», «Караван», «Кораблик»…

Песни мгновенно распространялись на магнитофонных пленках. Нежно-тревожное «тра-ля-ля-ля-ля-ля…» Матвеевой было радостной вестью из той жизни, которую отрицали, унижали, топтали, а она, эта сокровенная жизнь, пробила-таки асфальт!

Владимир Дудинцев, легендарный в ту пору человек, так писал о голосе Новеллы Матвеевой в «Комсомольской правде»: «Тихий, слегка дрожащий от сжатого волнения…»

По нашей сегодняшней душевной тусклости матвеевский «Кораблик» кажется нам просто детской песенкой. А Лев Алексеевич Шилов, великий подвижник литературной звукозаписи, вспоминал, что в начале 1960-х «Кораблик» стал гимном студенческой молодежи. «Я хорошо помню, с каким удовольствием и азартом мы пели: «Шел кораблик, шумел парусами…»

Новелла Николаевна Матвеева родилась 7 октября 1934 года в семье с глубокими литературными традициями. Дедушка, Николай Петрович Матвеев-Амурский, был известным дальневосточным поэтом, прозаиком и издателем. Писателем-очеркистом был дядя, Венедикт Март. Выдающимся поэтом русской эмиграции стал двоюродный брат Иван Елагин. Талантливой поэтессой была мама — Надежда Тимофеевна Матвеева-Орленева.

В какой другой семье ребенка могли бы назвать в честь литературного жанра? Да и родилась Новелла Матвеева не где-нибудь, а в Царском Селе!

Первая рифма посетила ее лет в пять или шесть. Так что путь к маленькой, с ладонь, книжке был долгим. На обложке написали просто: «Н. Матвеева. Лирика». На последней странице — небольшая справка «Об авторе»: «…Учиться Новелла начала в Подмосковье. Но окончить школу помешала болезнь… Когда немного поправилась, пошла работать в детский дом разнорабочей…»

Сегодня не все и поймут, что значит — разнорабочая. Это человек, которого посылают то выносить помои, то мыть пол, то принести дрова. А еще Новеллу посылали пасти коров. И она шла по грязи в рваных ботиках.

Снова грусть и раздумье
пастушества
Надо мною свою власть обрели,
Дав душе моей
ближе прислушаться
К сокровеннейшей речи земли…

Такие стихи не вошли в ее первую книгу, и перед читателем она предстала мечтательной книжной девочкой, не знающей жизни. В справке «Об авторе» так и написали: «Жизненными наблюдениями не богата…»

Ее книги и песни разлетелись по свету, и слава притекала к ее стопам, и медные трубы громыхали, и звали ее присоединиться к «элите», но она, как когда-то Ахматова, замкнула свой слух, «чтоб этой речью недостойной // не осквернился скорбный дух…»

Чуковский звал Новеллу «убегающая». Он очень любил ее песни и часто приглашал к себе в гости. Тут же собирался народ, всем хотелось послушать Матвееву. И она пела. Потом, как водится, начиналось застолье, обсуждение, и тут Новелла незаметно для всех исчезала.

…Струны прядают, звеня.
Скину с книг плащи из пыли.
Тихо. Все меня забыли.
Вот и праздник для меня!